Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

ЛЮБОВЬ!!!

Цифровая экономика - путь в пропасть!

Внедряемая командой прозападных управленцев РФ «цифровая экономика» — есть не что иное, как глобальный информационный и финансовый пузырь, напоминающий, с одной стороны, гайдаровские мифы начала 1990-х, а с другой, глобальную финансовую аферу, главные выгодоприобретатели которой находятся вовсе не в России. Примечательно, что власть категорически отказывается прислушиваться к мнению не только общества, которое, в лице его крупнейших страт, в частности, Церкви, не понимает и не принимает этой аферы, но и научной элиты. РИА «Катюша» публикует мнение известного российского математика, доктора физико-математических наук, заведующего отделом моделирования нелинейных процессов Института прикладной математики РАН им. Келдыша, вице-президента Нанотехнологического общества России Георгия Геннадьевича Малинецкого:

— Никакой цифровой экономики не существует. Вся экономика всегда была цифровая, в том смысле, что в ней всегда считали — без счета прожить как-то не удавалось. Поэтому это тавтология, «масло масляное»… Элита не должна быть цифровой. Когда я слышу про свободы и прогресс в интернете, мне сразу вспоминаются митинги перестройки: «Мы хотим перемен! Даешь свободу!». Как будто это является абсолютной ценностью. Все это было получено, и дальше люди, которые просили свободу, оказались у разбитого корыта. То есть наша страна, благодаря демократическим лозунгам, связанным со свободой, с тем, что мы вернемся в цивилизованный мир, оказалась отброшенной на много десятилетий назад. Это, собственно, и было реальным содержанием перестройки.
Более того, скажу следующее: когда мы толкуем про какие-то операторы, это все мелкие технические детали. Потому что на самом деле сейчас глобализация (которая превратилась в американизацию) исчерпала свой ресурс. Сейчас мы находимся на том уровне, когда каждая цивилизация, которая хочет быть цивилизацией, которая хочет быть самодостаточной и определять свой путь в будущее, озабочена тем, чтобы отстроить свою систему — систему информационную, систему культурную и так далее.
Вот только что прошел Санкт-Петербургский экономический форум. И скучно, и грустно. Мы, по сути дела, опять говорим о том, что нам нужны инвестиции. Из России за время реформ, за время попыток войти в мировую цивилизацию выкачали, по одним данным, три триллиона долларов, по другим данным, семь триллионов. А мы толкуем, что нам нужны западные инвестиции. Это, по меньшей мере, несерьезно!
Берем простой вопрос. У нас сейчас есть программа цифровой экономики, в которую наше правительство должно вкладывать более 100 миллиардов долларов ежегодно, а речь идет о нескольких триллионах в конечном итоге. Что тут сказать? Ну, это, видимо, только от невежества проистекает. В 2000 году Роберт Солоу, лауреат Нобелевской премии по экономике, провел исследование: в каких областях внедрение компьютеров в американскую экономику дало наибольший эффект. Тот результат, который он получил, оказался парадоксальным — таких отраслей нет! Единственное исключение — это отрасль, которая производит компьютеры. Сейчас компьютеры считают в 250 миллиардов раз быстрее, чем первые образцы. Но они опять-таки никак не влияют на экономику. Максимум это торговля, которую, в общем-то, с большой натяжкой можно назвать экономикой. Если мы посмотрим, где нам нужна цифра, а именно: делопроизводство, государственное управление, цифровое здравоохранение — то мы увидим, что ни одна из этих отраслей не имеет никакого отношения к экономике. Это максимум распил денег и растрата их.

Мультифакторная производительность труда и капитала со скоростью роста 2,5% была только в течение одного десятилетия, а именно с 1958 года по 1968 год. И дали ее всего лишь три инновации, никак не связанные с компьютером, — это большая химия (новые материалы), это автоматизация и конвейер в невоенном секторе, и это автомобилизация (совершенствование двигателя внутреннего сгорания). С тех пор ничего похожего больше не было. Вот сейчас по сравнению со скоростью роста 2,5% мы упали в десять раз.
Мир находится в остром кризисе производительности. Поэтому компьютеры не играют экономически ровно никакой роли. Кстати говоря, правильнее было бы говорить именно о компьютерной, а не цифровой экономике. Компьютеры играют роль другую, гораздо более важную — социальную. А именно: компьютеры сделали вопиющее неравенство очевидным. И сейчас примерно пять миллиардов человек говорит: «Мы хотим жить, как золотой миллиард. Американцы, потребляя почти 40% мировых богатств, дают вклад в мировую экономику меньше 20%. Значит, они не умеют работать. Отдайте нам наше!».
Если вы включите «Аль-Джазиру», это говорится каждый час.

Поэтому, по сути дела, у нас сейчас есть три варианта развития.
Первый, российский вариант — реформироваться, отступая в средневековье. Если мы сравним, что знал ученик гимназии в 1890 году и что сейчас знает наш выпускник, сдавший ЕГЭ (тем более, базовое, а не профильное — чтоб сдать базовое ЕГЭ, нужно знать математику всего лишь в пределах шести классов), то, вообще говоря, разница громадная. Уровень образования, культуры, науки падает во всем мире. Но мы здесь имеем пальму первенства.

Второй вариант — это мировая война, которая заставит массу регионов мира просто смириться с их унизительным положением. Это еще раз повторение ХХ века.
И третий вариант — те самые экономически значимые инновации. Грубо говоря, повторить нечто сравнимое с тем, что было между 1958 и 1968 годом, когда удалось создать «золотой миллиард».

Что делают компьютеры? Давайте посмотрим на постиндустриальную экономику, имея в виду развитые страны. Из ста человек двое работают в сельском хозяйстве и, соответственно, делают продовольствие для себя и всех остальных. Десять — в промышленности, тринадцать — в управлении. Семьдесят пять человек не нужны. Но праздный мозг — мастерская дьявола. Значит, их надо чем-то занять. Вывод: их надо чем-то морочить, дурачить.

Когда семь лет назад в РАН был проведен опрос, чем же занимаются российские мужчины, то выяснилось, что главному в жизни российских мужчин, а именно российским женщинам и своим детям, они уделяют в среднем сорок пять минут в сутки. А виртуальной реальности — социальным сетям, просмотру телевизоров, компьютеров, гаджетов — они уделяют четыре с половиной часа. Тогда это было шоком. Те данные, которые мы получили сейчас по миру (в прошлом году) показывают, что ситуация еще более грустная. То есть в ряде стран люди уделяют виртуальности и 6, и 7 часов!
Ну представьте себе: вам говорят, что вы будете хорошо жить, но за это часов 6 каждый день вам надо просидеть в тюрьме. Конечно, вы отвергнете это предложение. Но именно это-то и сделано! То есть человек 6 часов живет чужой, виртуальной, бессмысленной, не имеющей никакого отношения к нему жизнью. То есть, по сути дела, мы можем говорить о компьютерном извращении. Людей надо просто чем-то занять, как-то обморочить, неважно как, неважно чем. Россия, к сожалению, идет ровно по этому пути.
Теперь вопрос: можем ли мы без этого обойтись? Конечно, коллеги! Когда десять или пятнадцать лет назад мы фиксировали, что от 85% до 90% всех ресурсов сети связаны с эротикой и порнографией, я говорил, что дальше будет хуже. Коллеги, оно стало хуже. Дай бог им в компьютерные игры всем играть! По данным этого года 92,4% нашей молодежи от 15 до 25 лет смотрят рэп-баттлы. Что это означает? Это маргинальная негритянская культура. Негры не могут достать белых, а поэтому у них огромное внутреннее напряжение. И они кроют друг друга матом. Ну, дальше в это были вложены деньги, и этого сделали как бы шоу. А наши-то дети это поголовно смотрят, полагая, что это и есть искусство — новая цифровая культура. А те люди, которые ругаются, вот эти самые Оксиморон, Гнойный — кстати сказать, их рэп-баттл посмотрело ни много ни мало 46 миллионов человек, — естественно, считают себя цифровой элитой. Таким образом, мы теряем следующее поколение. Мы получаем по Шекспиру: «Порвалася времен связующая нить». То есть мы пытаемся чему-то научить детей, рассказываем о каких-то смыслах, ценностях, а они — там, в рэп-баттлах.

Теперь что касается наших смыслов и ценностей. А здесь, коллеги, проблема очень простая: у нас нет смыслов и ценностей, признанных нашим обществом. Общество наше расколото. У нас нет проекта будущего, признанного элитой. Поэтому, когда вы, например, хотите снять патриотический фильм, вам объясняют, что вы можете снять чернуху, порнуху, что-угодно, но никак не патриотический фильм. Питчинг на патриотический фильм не удается провести. Так имеет ли смысл ставить вопрос о контенте? Нет, коллеги, при нынешней политике в области массовой информации ничего полезного снять-то нельзя!
Как ковалось превосходство США в информационной сфере? Очень просто. Когда американцы поняли, что это важная сфера, и создавали Голливуд, они взяли ведущих писателей и сказали: «Ребята, нам нужны хорошие сценарии для кино, которые пропагандируют наш образ жизни. Вас не опубликует в США никто и никогда до тех пор, пока вы не научитесь писать хорошие сценарии». А наше кино сегодня повторяет зады американского, между тем как американское кино по своему стилю и смыслу создавалось не нами, не для нас, исходя не из нашей парадигмы жизни и не во имя нашего развития.
Давайте поставим мысленный эксперимент: допустим, санкции ужесточаются через два года. Нас перекрывают по «Свифту», нас перекрывают по жизненно важным лекарственным средствам, нас перекрывают по информационным потокам. Как мы будем жить? На мой взгляд, если мы цивилизация, то, вообще говоря, у нас должно быть все свое. Вот Китай мыслит таким образом: у них есть огромный китайский Firewall — они контролируют свой интернет. У них есть большая китайская экономика, они в крайнем случае могут обойтись без внешнего рынка. На мой взгляд, и мы ровно без этого можем обходиться. Но для этого мы должны понять, а что нам нужно в информационной сфере.
Например, Windows имеет более пятидесяти тысяч уязвимостей. Из них американская разведка использует две тысячи, наша — примерно полторы тысячи. Ну, разные, правда, уязвимости. Казалось бы, это очевидно, что наши государственные структуры не имеют никакого права покупать этот Windows, потому что в нем есть недекларируемые возможности. Но, насколько я знаю, наш «продвинутый» «Сбербанк» купил на 80 миллиардов у Microsoft вот этого самого Windows.

Основная проблема и основное решение ее — в нас, внутри, это смыслы, ценности нашей цивилизации. При этом все, что связано с цифрой, это не сегодняшний и не завтрашний день, это вчерашний день. Если мы посмотрим на то, сколько чего цитируется в научном контексте, то, скажем, характерная цитируемость наук биологического цикла — пятьдесят единиц, химии — десять, физики — восемь, математики — полтора, и информатики — полтора. Информатика в мировых базах данных, имея в виду фундаментальную науку, кончилась, коллеги. Это далекое прошлое. Обо всем блокчейне — десять научных работ. Остальное — это популяризация, пропаганда, реклама, обсуждения и так далее. Это, как говорят китайцы, бумажный тигр.
Берем отрасль IT. Отрасль пока богатая, три с половиной триллиона долларов. Но это «отстойная» отрасль, коллеги. Она упала на шесть процентов два года назад и на 0,6 процентов год назад. Поэтому наши мудрецы из правительства, которые говорят, что мы еще и на рынок IT выйдем, несут, конечно же, бред и блеф. Из этой отрасли растет только один сегмент, самый страшный. Это VR, виртуальная реальность. За прошлый год она выросла на 80%. Несколько фирм, соответственно, породили шлемы виртуальной реальности. Рост, по разным данным, на 70-80%.

Итак, в сухом остатке: есть 75% лишнего населения, социальной обузы, и компьютер нужен, чтобы их дурачить. Спрашивается, можно ли компьютер использовать в мирных целях? Безусловно, можно. Приведу простой пример. У нас есть «Википедия» — масса недостоверной, халтурной, бредовой информации. Но ведь есть и проект, который был разработан в России — «КиберЛенинка» — оцифруем всю Ленинку. Проект сделан в нашем институте. Мы вполне это можем сделать.

Российской академии наук по нынешним законам запрещено заниматься наукой, она — клуб. Она может заниматься прогнозом, экспертизой, но наукой она не имеет права заниматься. Ну если только как-то под одеялом, в свободное время. Естественно, что делает, например, Французская академия наук? Это союз бессмертных, которые толкуют слова, грубо говоря, составляют толковый словарь. Вот вам очевидный проект для Российской академии. Естественно, если все остальное запрещено, пусть хоть этим займется. Так может возникнуть живая русская энциклопедия, в которой ученые делают возражения, отвечают на возражения, вырабатывают объективно ценное знание и объяснение сложных проблем и понятий. Аналогично этому: можно сделать массу интересных образовательных проектов.

Философ Платон с блудницей заспорили, кто из них сильнее. И тут идет студент. И они решили проверить. Платон говорит: «Я всю жизнь работал, я для тебя открою те тайны, которые ты никогда не узнал бы. Меня, видимо, скоро уже не будет. Но я сегодня вечером расскажу тебе основные тайны мира». А блудница говорит студенту: «Слушай, а я тебе дам бесплатно сегодня». И он, естественно, пошел с блудницей. Блудница спрашивает Платона: «Так кто из нас сильнее?». Платон говорит: «Я считаю, что все равно я сильнее, потому что я-то зову вверх, а ты зовешь вниз». И поэтому, на мой взгляд, обсуждая всю цифровую вселенную, естественно не ставить, почему мы отстаем и идем где-то в хвосте Запада, а обсуждать, как с помощью этих инструментов не дурачить людей, не морочить, а вести вверх.

Не важно, какими способами, играми ли, фильмами ли, обучающими ли программами, но, вообще говоря, мы должны работать не против внутреннего закона, который, по Канту, находится в нас, а работать на этот закон.

Сегодня родители идут против течения, у них не хватает на это сил. Пока же родители говорят детям про «Не лги», «Не воруй». А общество в лице «передовых» технологий — про совершенно обратное. Нужно радикальное изменение информационной политики для того, чтобы, по крайней мере, родители шли в одном направлении с государством, с будущим обществом. Я процитирую вам Исаака Калину, начальника департамента образования Москвы. Он говорит следующие простые слова: «Детей ничему учить не надо, они лучше нас во всем разберутся. Они другое поколение». Мол, они сами все умеют, они уже сами знают, какие кнопочки нажимать, и главное — это интернет-образование. Понимаете? Когда это говорит человек, который ведает образованием, что это значит?

Сейчас Греф утверждает следующее: у нас будет дистанционное образование. У человека есть цифровая приписка, а дальше пусть он сам по компьютеру учится. Согласно старому анекдоту, и воробей, и соловей кончали одну консерваторию. Но воробей по заочной части, а соловей — по очной. Боксеры-заочники должны быть выброшены из бокса, понимаете?

Вся цифровая экономика, как она трактуется в программе «Цифровая экономика Российской Федерации», должна быть выброшена как целое. Потому что она не имеет отношения к экономике. Она не имеет отношения к производству, к компьютерам, к роботам, к национальной безопасности — это в огромной степени распил средств.
Мы до сих пор с упорством, достойным лучшего применения, толкуем, что мы европейская страна! Ну, коллеги, но это же явный абсурд. Ну просто вдумайтесь. Ну какая мы европейская страна? Какая любимая европейская сказка? Это «Золушка» — девочка делала все по инструкции, и ей дали прекрасного принца в награду. Какая наша любимая сказка? Конечно, это «Иван-дурак». Потому что он в обычной жизни как-то вот странный человек, но когда есть экстремальная ситуация, именно он — адекватный. А не те люди, которые действовали по инструкции. Откуда это взялось? А понятно, откуда, потому что у нас зона рискованного земледелия.

У нас одиночка не выживает. Европейская ценность: каждый за себя, один Бог за всех. И тут одно отношение к свободе. Наша ценность: сам погибай, а товарища выручай, — это соборность, это совершенно другие ценности. Возьмем отношение человека к Богу. Там строится собор с многими сотнями мест, и человек в этом микрокосмосе — песчинка. Наше отношение — храм Покрова-на-Нерли. Абсолютно иное.

Давайте посмотрим дальше. Западная цивилизация — торжество закона. Вот мне в Соединенных Штатах Америки объяснили, что у них 17 миллионов юристов. Если взять членов их семей, то это 50 миллионов юристов. Мы никогда не будем иметь такого законодательного поля. И роль закона у нас играет совершенно другая вещь — это культура и совесть. Кстати, обращу внимание, что практически ни в одном европейском языке нет аналога слова «совесть». А для нас оно жизненно важно. Не свобода, а именно совесть. Вообще говоря, выложить в сеть гадость должно быть неприлично, правда? Сделать нечто в темноте, к чему призывает блокчейн, должно быть неприлично, понимаете? Поэтому в основе нашей политики должна быть культура и совесть.
Нам бы было нужно — в Изборском ли клубе, в «Регнуме» ли — отрефлексировать те самые смыслы и ценности нашей цивилизации, которые позволят ей пойти вперед. Если они есть, если мы понимаем их — тогда все к нашим услугам, мир у наших ног. Допустим, нам к нашему будущему предстоит идти не пешком, а нужно ехать на мотоцикле — отлично, сделаем мотоцикл. Нужно нам иметь свою операционную систему? Да у нас есть люди, которые могут это сделать. Нужно нам иметь банковскую систему — так давайте заведем банковскую систему. А так мы находимся в межеумочном состоянии, ни то ни се.

Источник: https://cont.ws/@proc79/991336
ЛЮБОВЬ!!!

Вазген Авагян. Путин и его экономическое «стояние на Угре»


  • Все народы, имеющие честь и достоинство, желание жить и видение перспективы так или иначе противостоят инфернальному долларовому глобализму и всевластию «приватизаторов планеты» – ФРС США. Варианты противостояния разные: русский, латиноамериканский, исламский, северокорейский и др. Российский путь, очевидный в политике Путина – слишком медленный и раздражает этим патриотов. Они не могут понять, почему так долго «телится» власть? Точно так же современники не понимали стратегии князя Ивана Калиты, который, собирая земли и силы, оставался вассалом Орды и не рвал с ней формальной зависимости…

    Главное оружие ФРС США – рассчитываемое в долларах мировое разделение труда. Прекращение поставок из-за рубежа грозит хозяйственной катастрофой любой стране (и РФ, конечно, тоже). Единственные, кто подготовился – КНДР. У них «все свои, всё своё». Взять их прекращением поставок невозможно.

    Но расплата за эту выключенность из мирового разделения труда – низкий материальный уровень жизни. Маленькая территория не может конкурировать с большой.

    Вначале человек всё делал сам. И жил очень бедно.

    Затем он включился в разделение труда и стал жить всё богаче и богаче. Перед ним открылись потребительские возможности, горизонты – немыслимые для представителя натурального хозяйства.

    Но он заплатил за изобилие добра одним сперва незаметным минусом: стал зависим от поставок, идущих через тысячи и тысячи километров, порой с других континентов.

    Это не сразу случилось. Если бы вы в 1913 году (или раньше) посоветовали крестьянину не выращивать ничего, кроме горчицы или укропа, и даже хлеб покупать в сельмаге – он счёл бы вас сумасшедшим.

    Вначале зависимости от поставок не было. Потом она возникла в лёгкой форме: ну, не подвезут ситчику, ладно, заменим своим домотканым полотном… Но ситчик подвозили снова и снова, искусство производства домотканого полотна было безнадёжно потеряно, как и искусство плетения лаптей…

    И мы пришли к ситуации, когда действительно, человек смертельно зависим от внешних, удалённых поставок. Он зависим от них так же, как конченный наркоман от наркотиков.

    Ситуация с поставками достаточно динамична. Ещё в 1980-м году очень многие с крестьянской сноровкой умели сами сделать ремонт, сами мастерили мебель, своими руками строили дома на садовых участках. Большинство выращивало широкий спектр продуктов в подсобных хозяйствах, имело личные овощехранилища (в подвалах многоквартирных домов) – где самые разные пищевкусовые продукты могли хранится до нескольких лет. Большинство семей варило варенья, солило соленья, мариновало маринады, делало собственный квас и многое другое...

    Если мы сравним традиционную семью из 1980 года с современной семьёй, то несмотря на то, что времени прошло совсем немного – зависимость семьи от внешних поставок критически возросла.

    И теперь она делает человека марионеткой, беспомощной игрушкой в руках тех, кто контролирует поставки. Менее чем за 100 лет мы пришли к ситуации, которая показалась бы помянутому нами крестьянину 1913 года чудовищной нелепостью. Ну, как если бы ему предложили за хорошие деньги выращивать только горчицу. Или только укроп. Или петрушку. «А остальное подвезем!»

    Но если однажды не подвезут – ты остаёшься с огромным ворохом горчицы или укропа на руках, но это не утоляет голод…


Collapse )
ЛЮБОВЬ!!!

Число зверя

«Хозяева денег» в шаге от нового рабовладельческого строя....

Валентин Катасонов

4 июля 2017 г. 15:52:46

Известный экономист рассказал «Колоколу России» о целях и последствиях внедрения цифровой экономики и криптовалюты в стране.

Последние полгода в правительстве нашей страны только и говорят, что о тотальной оцифровке всего, что движется, насаждении т.н. «электронных услуг» на базе федеральных и региональных интернет-ресурсов, создании единой базы данных всех россиян, в которой в рамках межведомственного обмена на каждого из нас будет вестись досье с момента рождения.

Видимо, более важных и насущных проблем в нашей стране для глобализаторов и лоббистов всех мастей не существует… Теперь чиновники и депутаты дружно, как по команде, подхватили новую мантру – о трансформации органов власти и общества через внедрение цифровой экономики. Главный «прогрессор» страны в лице центробанка вовремя подсуетился и объявил о начале разработки национальной криптовалюты.

Неужто нас всех ждет технорай?

Неужели все радения власти, выделение бюджетных миллиардов на инновации – во благо народа? Эти темы «Колокол России» обсудил в эксклюзивном интервью с председателем Российского экономического общества им. Шарапова Валентином Катасоновым.

«Колокол России»:

Уже разработано множество государственных программ, связанных с цифровой экономикой (ЦЭ), о важности ее внедрения говорил и наш президент, и члены правительства. Но хотелось бы для начала разобраться, что скрывается за этим определением. В вашей книге «Цифровые финансы» отмечается, что внятной расшифровки ЦЭ до сих пор не придумано. В узком смысле – это использование информационно-компьютерных технологий (ИКТ) в экономике, а в широком – под ним можно подразумевать что угодно. Не зря же нам рассказывают про переформатирование с целью «большего удобства» сферы образования, медицины, говорится об электронном учете товаров, пересекающих границы государства, и т.д. Так что же это за зверь такой?

Валентин Катасонов:

- Из документов, которые я изучал, действительно следует, что в узком смысле речь идет о производстве и поддержке ИКТ, а в широком – цифровая экономика равняется всей экономике вообще. Образно говоря, цифра, цифровой сигнал доходит до каждой клеточки государства – и нецифровой экономики уже не остается. Это ее новое качественное состояние. Тут надо вспомнить, что слово «цифра» на английский язык можно перевести по-разному. В частности – figure (буква, выражающая число) и digit (сигнал, передающий число). В данном случае подразумевается именно digital economy. То же самое касается и цифровых денег. Это система управляющих сигналов, связывающая все клетки государственного организма.

******* КР: Внедрение ЦЭ позволит создать нам новые рабочие места в сфере IT, добавит комфорта – так говорят ее лоббисты. Но вот я смотрю в программу Минкомсвязи, где написано буквально: главная цель – «цифровая трансформация Российской Федерации». Во что мы будем трансформироваться и почему этот процесс сейчас решено ускорить?

****В.К.: По своей структуре цифровое общество – это общество, которое может контролироваться из одного центра, одной точки. Контуры этого мира были обрисованы достаточно давно. Даже раньше произведений писателей-антиутопистов Хаксли, Оруэлла или Замятина, а напротив – как раз в классической утопии. Одним из классиков утопического социализма был французский философ и реформатор Анри Сен-Симон. В советской школе нас учили трем основным источникам марксизма, и среди утопического направления особо выделяли Сен-Симона. Я относительно недавно подробно ознакомился с его работами и выяснил, что он был банкиром. Наше сознание устроено таким образом, что мы как-то разделяем социализм и мир банков, ставим их на разные полюса. А вот у Сен-Симона все это вполне гармонично сочеталось. Это сложно объяснить в двух словах, но я попробую. Каждый понимает «социализм» в меру своей испорченности. Для кого-то это в первую очередь «справедливость», но ведь понятие справедливости существовало еще в ветхозаветные времена и трактовалось как «око за око, зуб за зуб». Для иных речь идет прежде всего о равенстве, некой уравниловке. Так вот Сен-Симон воспринимал социализм именно как приведение всего человечества к общему знаменателю. Грубо говоря, хотел всех построить. Он считал, что наиболее быстро и эффективно это можно сделать, если обществом будут управлять банки. И вот тут мы возвращаемся к нашей теме. Я вспоминаю, как в школе и институте нам все время приводили слова Ленина – «учет и контроль». Глубже погрузившись в экономику, я стал изучать мнение вождя революции о банках. А говорил он о них следующее: в условиях социализма банки сохранятся, но поменяют свою сущность. Они не будут зарабатывать деньги, но превратятся в институты учета и контроля. Таким образом он хотел использовать наследство «проклятого капитализма». Теперь, надеюсь, стало понятнее, куда я клоню.

Collapse )

Родину не выбирают!

Зачем нам Запад?



Очень серьезный вопрос прозвучал: - Зачем нам Запад?
Посмотрите, что происходит на Украине. Это делает Запад.
Жадность, ложь, похоть, страх, жестокость - вот те движущие силы, на которых держится западная цивилизация.
И давайте посмотрим на происходящее вот с какой стороны:

Collapse )
Родину не выбирают!

Моя эсхатологическая паранойя усугубляется!

В ближайшее время на американских долларовых банкнотах появится новая подпись.
Чья подпись? Сложно сказать!)))) Занятно, что не того человека, имя которого под ней стоит. А может даже можно выразиться, что и не человека вовсе. Человека с такой подписью просто нет!
Это не шутка. Медицинский факт! И объяснения самих американцев о причинах этого выглядят, по меньшей мере, нелепо! Кому интересно - найдут сами.

Победа

Хазин о ближайшем будущем! (часть1)

Михаил Хазин: шанс России - воскресить Красный проект

Сегодня мир стоит перед принципиальным, радикальным сломом. По силе и размаху он неизмеримо превосходит сломы 1917 и 1991 годов, поскольку в тех случаях были известны и даже, в некотором смысле, привычны идеи, в рамках которых шли изменения. Ныне нет ни языка описания, ни альтернативных идей.

Последний раз в истории такая ситуация сложилась в Европе в XVI—XVII веках, когда после более чем тысячи лет христианства начался жесточайший слом в идеологии и экономике феодализма. Это было крайне тяжелое время, и не дай Бог, чтобы оно повторилось. Чтобы этого избежать, необходимо еще до того, как перемены разрушат все защитные цивилизационные механизмы, предложить новые идеи, не менее цивилизационные по масштабу. Но они пока не найдены.

В чем же суть начавшихся на наших глазах перемен?

Главная проблема современности — в том, что исчерпан механизм, который обеспечивал экономическое развитие человечества в течение нескольких сотен лет.

Рождение технологических зон

Современная модель развития, которую сейчас именуют "научно-техническим прогрессом", оформилась в XVII—XVIII веках в Западной Европе после "ценностной революции" XVI—XVII веков, отменившей господствовавший более тысячи лет запрет на ростовщичество. Разумеется, как и всякий библейский запрет, он не соблюдался полностью, но в системе экономических взаимоотношений в целом ссудный процент не использовался. Там, где он применялся почти легально — в торговых республиках типа Венеции или Генуи, — он играл, скорее, роль страхового взноса. Собственно производственные процессы строились на цеховых принципах, при которых и объем, и технологии, и номенклатура производства

были жестко ограничены.


Collapse )
ЛЮБОВЬ!!!

КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ!!!!

C сегодняшнего дня начинаю считать историю человеческой цивилизации подходящей к своему логическому завершению на данном витке истории, благодаря человеческой жадности и тупости.
С чему это я сделал такие суровые выводы сегодня?
Ну, благодаря ряду совпадений, я не смог сегодня уехать в свою лесную обитель. Не судьба, что называется.
Очень уж я хотел туда попасть, посадить всякой всячины, просушить ковролин и попить берёзового сока, покуда он совсем не закончился.
Но так как попасть туда мне не удалось, я умудрился попасть в "храм" торговли (Ух, злой я!). А так как мечта о берёзовом соке всё ещё терзала мой разгорячённый разум, я возьми, да и поддайся искушению купить банку берёзового сока.
Пить хотелось и я долго думал что бы такое взять. Всякую химозную "Соса-солу" и прочую радиоактивную хрень я торжественно пообещал больше никогда не покупать, а всё остально сейчас имеет столь отвратный искусственный вкус, что я привычно ломался между квасом и липисиновым соком, но и то и другое было тёплым, а потому я решил разориться на банку берёзового сока, чего доселе со мной не случалось.
И вот ОНА, трёхлитровая банка берёзового сока, по цене ТРЁХ, зараза, литров молока или стольки же литров какого-нибудь николаевского сока. Кто-нибудь может пояснить ПОЧЕМУ сок, для "выращивания" которого не надо шевелить и пальцем и деревьев, из которых его получают, по всей России столько, что хватит всю Европу утопить в этом соке, а на Японию очередное цунами из сока обрушить, стоит столько же, сколько какой-нибудь апельсиновый?
Я понимаю, конечно, что вся система сбора берёзового сока, после развала СССР, благополучно похерена на корню, но ничего не мешает принимать этот сок у населения, и прямо на местах, В СВОЁМ РЕГИОНЕ, закатывать его в банки, после необходимой подготовки.
Да, я динозавр, который успел захватить времена, когда этот сок стоял на прилавках по цене НИЖЕ чем цена банки, в которую он разлит. И я понимаю, что тогда стояла задача УДОВЛЕТВОРИТЬ НУЖДЫ (спрос) населения, а не ИЗВЛЕЧЬ ПРИБЫЛЬ. Оттого и система эта работала по человечески.
Я смотрел как-то передачу о том, как сбор берёзового сока организован в Белоруссии и искренне радовался з то, что братья-белорусы смогли сохранить то, что похерили мы.
Но на этом моё негодование только начинается.
Приведу пару фоток, чтобы не быть голословным:




Но какого, простите, фига, это теперь выглядит как 30%!!!!!сока. Концентрат, на фиг, берёзового сока!!! Какая обезьяна додумалась его выпаривать. В берёзовом соке в общем-то одна вода и есть. Её не выпаришь особо. А тут её ради экономии объёма и снижения транспортных расходов выпаривают, вероятно, а потом добавляют ДВЕ ТРЕТИ ВОДЫ к 99% воде. Может они его из Африки возят? Я уж молчу о том, что берёзовый сок, получается стоит не 98 рублей (из которых пять копеек на химозу).Нет! Он стоит 300 рублей за литр!!!! Плюс два литра воды в довесок и ложка химии в виде (как нам сообщает этикетка): подсластителя "Аспасвит" и ароматизатора идентичного натуральному "Берёзовый сок" (про лимонную кислоту и сахар молчу - это нормально).
Ароматизатор идентичный натуральному "Берёзовый сок"!! Это ведь ни разу не берёзовые опилки!
А знаете какого удивительного вкуса этот химозный бульончик? Кто в своей трагической судьбе пробовал химозные лимонады на заре, мать её, демократии и, мать её, рыночной экономики в России, и у кого вызывает рвотный рефлекс слова "Юппи" и "Зуко",или кто сейчас осмеливается пробовать лимонады за десят р./полтора литра, тем просто будет представить. Вообразите самый распоследний отраволимонад типа "мультифрукт", из которого вытрясли все мультифрукт-химикалии и все газы, но оставили воду с тем же ядрёным количеством совершенно ядовитого подсластителя. Вот это оно и есть. По цене 98 р. за три литра.
Никогда, слышите, никогда не покупайте водопроводную воду с подсластителем за 100р./три литра.
Если очень хочется - намешайте обычного сахара с лимонкой. Так вы сэкономите здоровье себе и своим детям. Да и деньги сэкономите.

До чего мы довели себя?
Мы заместили всё натурального всем искусственным только ради выгоды. Тупой экономической выгоды. Мы тупо продаём свою жизнь, своё здоровье, свою свободу, повыгодней. И надеемся на вырученные деньги жить чуть получше.Мы не понимаем, что вся эта сатанинская система выстроена таким образом, что так делают все! Мы на заработанное не сможем уже купить больше качественного продукта. Потому что тот, кто его производит точно так же заинтересован поиметь с вас побольше. И рыночная экономика с поразительной убедительностью показала, что рынок ни черта не регулируется качеством. Только выгода. Экономическая, мать её, эффективность. Никто не будет продавать качественное, если люди будут покупать и некачественное. Это дешевле.
Зачем выращивать ту же картошку без удобрений, если можно заменить её "продуктом идентичным натуральному со вкусом отдалённо-идентичным натуральному из смеси генов тарантула, тыквы и пиявки, который даже колорадский жук не жрёт", который поливали всякими стимуляторами роста, кучей инсектицидов, антибиотиков и прочей тряхомудией, вместо водички и перегноя. И так во всём! Я физически ощущаю, что продукты, которые лежат в магазине ИДЕНТИЧНЫ НАТУРАЛЬНЫМ. Внешне по крайней мере. Но по сути, это уже совсем не то, что мы привыкли есть. Я так не хочу!
Я хочу пить НАСТОЯЩИЙ берёзовый сок, в котором никогда не будет "Аспартама" и генов летучей мыши. Я хочу жрать такую же НАСТОЯЩУЮ картошку и другие продукты. И не покупать всё это в экологических магазинах для миллиардеров, потому как и там найдут где сэкономить, а изменить систему с сатанинской (рыночной) на человеческую. В которой всё будет повёрнуто к человеку лицом, а не жопой.
А если не удастся изменить систему, то я предпочту жить в своём лесу, выращивать всё это для себя и друзей из своих семян и саженцев.
И пусть весь мир летит коту под хвост. Он это заслужил.
Но, блин... НЕ МОГУ! Хочется успеть что-то исправить!!
Чтобы и другие люди жили повернувшись лицом друг к другу. Чтобы любили людей. Я в жизни не поверю, что уроды экономически эффективные люди, которые производят такой химозный лимонадик, позволят своему чаду хлебнуть этой отравы. Зачем? Пусть менее экономически успешные ею травятся.
Но мы же один народ! Вокруг такие же люди! Если не повернуться к ним лицом, то кто повернётся к тебе?
Если все станут уродами экономически эффективными людьми, то откуда возьмётся обыкновенный берёзовый сок, которым ты наивно надеешься утолить жажду. Мы живём в обществе уродов! И только потому, что мы уроды и есть. Я не хочу работать на заводе производящем отраву для моих сограждан, даже если мне за это платят. Платит такой же урод как и я, и только потому, что это экономически выгодно. Будет возможность - не заплатит.
Рыночная экономика, чё! Выживает сильнейший. Человек человеку - волк!
Я больше не хочу быть УРОДОМ! Да, кому-то придётся стать экономически неэффективным, нецелесообразным, не таким как все, убыточным, чтобы повернуться к ближним лицом.
И пусть настоящий берёзовый сок или настоящие фрукты-овощи добывать будет трудней, и прибыли с этого дела совсем никакой не будет, но зато будет НАСТОЯЩИЙ СОК И ОВОЩИ! И может быть и жизнь постепенно станет настоящей. И люди из эрзац-людей - приставок к кошельку станут ЛЮДЬМИ. И быть может мир людей спасётся.
Кому-то надо это начать.
Почему не мне?