russkiychelowek

Categories:

Агентство «Франс-пресс» назвало парад в честь снятия Блокады Ленинграда «возмутительным карнавалом»

С таким мне­ни­ем вы­сту­пи­ло круп­ней­шее и ста­рей­шее ин­фор­ма­ци­он­но­го агент­ство рес­пуб­ли­ки

Сами фран­цу­зы на такие оценки не ре­ши­лись, нашли в Пе­тер­бур­ге спе­ци­аль­ных людей, ко­то­рые могут вы­ска­зать по­доб­ное мнение. С 90-х годов в России можно сво­бод­но рас­суж­дать про «пили бы ба­вар­ское». И только в Пе­тер­бур­ге-Ле­нин­гра­де, за такие оце­ноч­ные суж­де­ния можно было по­лу­чить об­ще­ствен­ное по­ри­ца­ние или в глаз. Но, вре­ме­на по­ме­ня­лись. Первым для фран­цу­зов вы­сту­пил Яков Ги­лин­ский, пе­ре­жив­ший бло­ка­ду в дет­стве, он и дал фран­цу­зам «хай­по­вый» за­го­ло­вок: «Парад, по­свя­щен­ный осаде во­ен­но­го вре­ме­ни, вы­зы­ва­ет гнев в Санкт-Пе­тер­бур­ге». До­слов­но, оценка Яковом Ги­лин­ским парада: «Воз­му­ти­тель­ный кар­на­вал» и «я против ми­ли­та­риз­ма». Ис­то­рик Да­ни­эль Ко­ц­ю­бин­ский при­выч­но об­ви­нил во всех бедах Ста­ли­на и заявил: «Про­ве­де­ние парада в первую оче­редь амо­раль­но и оскорб­ля­ет память по­гиб­ших». Почему? Как? Ис­то­рик объ­яс­нять не стал. В этой ис­то­рии ин­те­рес­но другое – зачем такая под­бор­ка мнений нужна была фран­цу­зам из ав­то­ри­тет­но­го ин­фор­ма­ци­он­но­го агент­ства? Жуткий, неиз­жи­тый ком­плекс вины «жертвы мен­таль­но­го из­на­си­ло­ва­ния».

Санкт-Пе­тер­бург. Во­ен­но­слу­жа­щие на Двор­цо­вой пло­ща­ди во время ре­пе­ти­ции парада в часть 75-й го­дов­щи­ны пол­но­го осво­бож­де­ния Ле­нин­гра­да от фа­шист­ской бло­ка­ды. Фото Алек­сандр Де­мьян­чук/ТАСС

<

После «ге­ро­и­че­ско­го со­про­тив­ле­ния Фран­ции Тре­тье­му рейху», фран­цу­зы могут оце­ни­вать Вторую ми­ро­вую как угодно – клеймо «нации трусов и опу­щен­цев» смыть невоз­мож­но. На­пом­ню, как это вы­гля­де­ло в цепи ис­то­ри­че­ских со­бы­тий. Первый бой фран­цу­зов и немцев со­сто­ял­ся 13 мая 1940 года в Бель­гии. 25 мая глав­ком Фран­ции уже заявил пра­ви­тель­ству, что пора ка­пи­ту­ли­ро­вать. 10 июня Париж был объ­яв­лен «от­кры­тым го­ро­дом», а 24 июня Фран­ция сда­лась.

Вы ду­ма­е­те это днище? Нет, днище ока­за­лось глубже. В конце лета 1941 года был создан «Легион фран­цуз­ских доб­ро­воль­цев против боль­ше­виз­ма», надо по­ла­гать, в на­гра­ду за контр­ата­ки Первой ми­ро­вой, когда рус­ских сол­да­ти­ков клали сот­ня­ми тысяч, чтобы от­тя­нуть силы немцев от Фран­ции. Немцы на­зва­ли «Фран­цуз­ский Легион» - «638 пе­хот­ный полк вер­мах­та». Это было един­ствен­ное ино­стран­ное во­ен­ное со­еди­не­ние, на­сту­пав­шее на Москву. На­сту­па­ло оно недол­го, с ноября по де­кабрь, после чего было пол­но­стью раз­би­то в окрест­но­стях Смо­лен­ска, остат­ки мо­раль­но раз­ло­жи­лись и были убраны с Во­сточ­но­го фронта в Бе­ло­рус­сию – «для борьбы с пар­ти­за­на­ми». Ну, все мы знаем, как вы­гля­де­ла эта «борьба» на прак­ти­ке, кого бороли и кого жгли. И самое гнус­ное в этой ис­то­рии (мы уже до­стиг­ли дна) – до 1944 года «ле­ги­о­не­ров» из 638 пе­хот­но­го и вообще фран­цуз­ских доб­ро­воль­цев в Тре­тьем рейхе, было на по­ря­док больше чем участ­ни­ков дутого и со­зна­тель­но рас­пи­а­рен­но­го За­па­дом «Со­про­тив­ле­ния».

А что было у нас? В начале 90-х годов, я, еще мо­ло­день­кий жур­на­лист, под­сту­пил к одному ста­ро­му, ныне по­кой­но­му по­ис­ко­ви­ку, с во­про­сом – «Что вы на­хо­ди­ли самое страш­ное? Что вас по­тряс­ло?». По­ис­ко­вик этот ра­бо­тал в одном из первых от­ря­дов «крас­ных сле­до­пы­тов» как раз по линии обо­ро­ны бло­кад­но­го Ле­нин­гра­да – Мга, Си­ня­ви­но, «Нев­ский пя­та­чок», Кол­пи­но. Он крепко за­ду­мал­ся, воз­мож­но, в эти се­кун­ды вспо­ми­нал во­рон­ки на­би­тые до краев по­гиб­ши­ми сол­да­та­ми, скуд­ную нев­скую землю, мягкую и упру­гую от де­сят­ков слоев ши­нель­но­го сукна… А потом сказал:

- Скелет са­ни­тар­ки и де­ви­чью косу, русую, тол­щи­ной в руку. У нее был лак для ногтей в са­ни­тар­ной сумке и ярко-крас­ные ту­фель­ки в сумке про­ти­во­газ­ной...

После тя­гост­но­го мол­ча­ния, по­ис­ко­вик по­пра­вил­ся:

- Нет. Была еще страш­нее на­ход­ка. Вин­то­воч­ный под­су­мок нашли на по­гиб­шем бойце, с па­тро­на­ми. За­ме­ти­ли, что дульца у гильз рас­ша­тан­ные – думали там за­пис­ка с дан­ны­ми сол­да­та. Внутри, в гиль­зах, вместо пороха были ока­ме­нев­шие хлеб­ные крошки. В 41-году на Ле­нин­град­ском фронте снаб­жа­ли очень плохо, но все-таки, на пе­ре­до­вой бойцы от голода уми­ра­ли редко. Иногда их от­пус­ка­ли домой, про­ве­дать близ­ких, но строго за­пре­ща­лось вы­во­зить с фронта хоть какие-то про­дук­ты – потому что сол­да­ты, у ко­то­рых в Ле­нин­гра­де оста­лись близ­кие - они тогда просто бы не ели, зная, что в 30 ки­ло­мет­рах у них родные от голода уми­ра­ют. Бойцов до­смат­ри­ва­ли перед уволь­ни­тель­ны­ми, все вещи пе­ре­тря­хи­ва­ли – мне рас­ска­зы­ва­ли. И этот солдат со­би­рал хлеб­ные крошки и прятал их в па­тро­ны. Не знаю, кто у него был в Ле­нин­гра­де: мать, жена с ре­бен­ком. Выжили? Не знаю. И сол­да­та не уда­лось опо­знать.

Воз­мож­но, меня осудят за то что я «рас­пи­а­рил» скот­ский ре­пор­таж «Франс-пресс». Думаю, нам по­лез­но узнать, что самая ком­пли­мен­тар­ная России ев­ро­пей­ская нация вос­при­ни­ма­ет память о нашей ве­ли­чай­шей тра­ге­дии, как «воз­му­ти­тель­ный кар­на­вал» - чтобы своя тру­сость так не бро­са­лась в глаза. Чтобы было хоть какое-то ло­гич­ное объ­яс­не­ние – почему фран­цу­зы ка­пи­ту­ли­ро­ва­ли, а рус­ские – нет? Почему один пре­крас­ный город по­зор­но сдали врагам, а второй, не менее кра­си­вый, обо­ро­ня­ли до конца и по­бе­ди­ли?

В итоге, мы в оче­ред­ной раз из­бав­ля­ем­ся от ил­лю­зий про «общую ев­ро­пей­скую куль­ту­ру», «общие цен­но­сти» и надежд на какую-то «дружбу». Они - иные, и оби­жать­ся на фран­цу­зов нет смысла – мы же не оби­жа­ем­ся на клопов или ко­ма­ров, ко­то­рые нас кусают?


https://aftershock.news/?q=node/724027 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded